Златоусты - Большой и Малый

 

100 лет назад на перекрестке Покровского проспекта и Уктусской улицы стояли друг против друга две церкви. Горожане называли их запросто: Большой и Малый Златоуст. История храмов не проста. Начнем с того,   что фактически это была одна церковь – в честь Сошествия Святого Духа. Данный храм – первое каменное церковное здание в Екатеринбурге. Его закладка состоялась в 1755 году (на 3 года раньше Екатерининского собора и на 6 лет – Кафедрального). Строительство шло на средства екатеринбургского купца Филиппа Сокольникова, на оставшийся после его кончины «пожиток». Именно так сказано в документах XVIII века. Работы велись очень медленно «за неисправлением принадлежащих материалов».

            В 1757 году прихожане исходатайствовали у духовной администрации позволения начать строительство придельного храма во имя Иоанна Златоуста, видимо, надеялись, что тут все сладится быстрее и лучше. Синод дал благословение при условии, что «оной подлинно быть необходимо потребно». Действительно, через 2 года Златоустовский придел уже освятили, а главный Свято-Духовский храм начал действовать в 1768 году. На этом, однако, история сооружения не закончилась. В 1792 году появился новый придел с южной стороны церкви. Его выстроили на деньги купца Иосифа Устьянцева и освятили в честь Покрова Богородицы. Именно он, Покровский придел, дал имя всей улице, на которой стояла церковь – Покровский проспект (улица Малышева).

В начале XVIII века  Духо-Сошественская церковь была уже привычной в городском пейзаже. На площади, возле храма, как свидетельствуют современники, торговали рыбой. Посреди обыденных забот нежданно случилась трагедия. 27 сентября 1839 года разразился пожар. Языки пламени охватили стены, взобрались на крышу. Маковки обратились в пепел, и кресты рухнули на землю. Колокола уцелели, но их пришлось срочно спустить вниз. Позднее для звона устроили отдельно от основного здания деревянную колокольню. На восстановление церкви требовалась большая сумма в 3500 рублей. По зрелом размышлении, решили строить новый солидный храм с высокой колокольней. Пока рождалась идея, Екатеринбург удостоился посещения высокого гостя. В 1845 году на Урал приехал герцог Максимилиан Лейхтенбергский, супруг Великой Княгини Марии Николаевны, дочери Императора Николая I. Максимилиан весьма увлекался геологией, что удачно совпало с порученной ему официальной миссией – ревизовать горнозаводскую промышленность. Августейший путешественник осмотрел достопримечательности Екатеринбурга, посетил некоторые предприятия. Герцогу везде изъявляли верноподданнические чувства. В своем отчете о поездке Максимилиан дал нашим землякам следующую характеристику: «Народонаселение хребта Уральского одарено вообще здравым умом, деятельно и проникнуто духом ремесленности; оно любит и привязано к правительству, оказывающему ему помощь и покровительство, водворившему и неослабно поддерживающему при всех заводах постановления полезные и благодетельные…».   После отъезда представителя Августейшей семьи, екатеринбуржцы решили увековечить память о его пребывании на уральской земле. Колокольню Духо-Сошественского храма постановили именовать Максимилиановской, на что герцог изъявил любезное согласие.

Освящение нового престола состоялось 24 июня 1876 года  во имя Николая Чудотворца и отрока Максимилиана.                 

Проект нового здания долго обсуждался, долго пересогласовывался. В идеале  должна была появиться красивая новая церковь Сошествия Святого Духа, перед входом в которую стояла бы высокая и изящная Максимилиановская колокольня. На практике, в течение 29 лет, строили и выстроили-таки одну только колокольню. Освящение Максимилиановского храма в ней состоялась в 1876 году. Самую же церковь так и не соорудили, да и старый храм оказался еще крепок. Так  получилось, что по обеим сторонам Покровского проспекта города Екатеринбурга на пересечении с Уктусской улицей утвердились, глядя друг на друга, две церкви, а по сути – один храм Сошествия Святого Духа с Максимилиановской колокольней при нем. Колокольня стала самой высокой точкой города (77,2м). Обыватели назвали ее Большим Златоустом. Колокола Златоуста , а крупнейший из них весил более 16 тонн, слышали по всей округе, утверждают, что даже в Арамиле. Старую деревянную звонницу снесли, а на ее месте поставили часовню.  

Златоусты располагались на оживленном перекрестке. Вокруг шумел рынок: покупали-продавали зелень, овощи, посуду, всякую-всячину. Храм пользовался выгодой положения – в собственности имел 4  каменные лавки и 8 деревянных. За право торговли в этих помещениях ежегодно получали около 1000 рублей дохода.

С церковью Сошествия Святого Духа несколько поколений екатеринбуржцев связывали самые значительные события своей жизни: появление на свет детей, заключение браков, последнее прощание с близкими. Обо всем этом рассказывают метрические книги храма, сохранившиеся в архиве. Перелистаем одну из них за 1903год. Ровно 100 лет назад в Свято-Духовском  приходе, который охватывал южную и западную части города от Симановской улицы (ул. Попова) до 2-й Загородной (ул. Фрунзе), от Успенской (ул. Вайнера) и Архиерейской (ул. Чапаева) до Коковинской (ул. Шейнкмана) родилось 295 человек, а умерло 289. Эта цифра не говорит, однако, о превышении рождаемости над смертностью, ведь в возрасте до года погибло 95 младенцев. Вот, к примеру, 31 июля родился у крестьянина Михаила Головина и жены его Ираиды сын Гурий. Ребеночек был слабенький, поэтому окрестила на скорую руку мальчика бабка Евгения Кормильцева, боялись, чтоб не отлетела на тот свет юная душа нехристем. Опасения оказались не напрасными: маленький Гурий скончался через 2 часа.

Печаль и радость, как известно, всегда идут рядом. Метрические книги ярко показывают это. Накануне появления на свет несчастного Гурия в Златоусте было сразу два венчания. 49-летний вдовый отставной канонир Зиновьев заново решил строить жизнь с девицей Оберюхтиной, не опасаясь 23 лет разницы в возрасте с женой, а 20-летний Степан Марулин обвенчался с молоденькой, всего-то 17 годков, Глафирой  Коршуновой. Самой юной парой 100 лет назад стали Николай и Анна Осокины: ему – 18, ей – 16.

Отмечают метрические книги Златоустовской церкви и браки интернациональные. 12 января 1903 года мещанин города Митавы  Курляндской деревни Альфред Блюм  женился на Параскеве Ушаковой. За 2 дня до этого, в присутствии будущего тестя, в той же церкви молодой человек принял православие с именем Александр.

Не у всех жительниц Екатеринбурга счастливо складывалась семейная жизнь. Много 100 лет назад было у нас девушек. которых обманули возлюбленные. В результате на свет появлялись «несчастнорожденные» дети. За 1903 год в Свято-Духовской церкви таких окрестили 40, среди которых 9 не узнали даже и матери, потому что были подкинуты. 28 января в сторожевую будку на Васенцовской улице ( ул. Луначарского) подбросили 7-дневного мальчика. Крестили сироту Александром и отправили в ВерхИсетский приют.

Многих екатеринбургских жителей принимал от купели или напутствовал перед смертью в то время настоятель Свято-Духовского храма протоиерей Иоанн Дионисиевич Знаменский. Он служил здесь с 1861 года, а до этого окончил Казанскую духовную академию и преподавал в Пермской семинарии. Отец Иоанн получил ученую степень магистра. В Екатеринбурге он преподавал в 1-й женской гимназии, Уральском горном училище, был смотрителем местного духовного училища, а еще исполнял обязанности цензора проповедей. За услуги по ведомству народного просвещения протоиерей Знаменский неоднократно награждался. Иоанн Дионисиевич имел ордена св. Анны и св. Владимира, кроме того, заслуги священника были отмечены наградой весьма редко даруемой провинциальному духовенству. В 1908 году о. Иоанн получил митру ( головной убор духовных лиц, надеваемый во время богослужения ). Иоанн Знаменский прослужил в церкви 50 лет, неизменно пользуясь уважением и любовью прихожан. В Екатеринбургском епархиальном женском училище и сиротском Нуровском приюте были учреждены стипендии его имени.

Обыватели нашего города не только крестились, венчались молились в стенах храма, но и постигали грамоту. На втором этаже Малого Златоуста с 1888 года работала церковно-приходская школа. Содержалась она на средства попечителей, которыми были, как правило, известные екатеринбургские купцы. Они обеспечивали школу всем необходимым, так в 1911 году попечитель Николай Никандрович Лазарев израсходовал на ремонт помещения и жалование учительнице 872 рубля собственных денег.

В школу приходили не только дети, но и взрослые. В начале ХХ в. здесь проводились «религиозно-нравственные чтения для народа». Священники выступали с лекциями на самые разные темы: «О дружбе», «О любви к Отечеству и труде во славу Божию», «О пьянстве и гибельных плодах его». На каждое занятие собиралось не менее сотни человек.

По большим церковным праздникам оба Златоуста сияли красотой и великолепием. На Пасху особенно выделялась Максимилиановская церковь (Большой Златоуст). В торжественную ночь вся 77-метровая колокольня снизу до верху сияла огнями, сначала это были простые фонари и плошки, а в 1910 – 11 годах их заменили электрические лампочки.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    

Благолепно велось богослужение в присутствии епископа. В 1911 году тогдашний архиерей Владыка Митрофан на четвертой седмице Великого поста служил в Свято-Духовской церкви литургию. В церковь пришли солдаты и офицеры квартировавшего в городе 195-го Оровайского полка. Обращаясь к ним, епископ Митрофан сказал: «Под сению креста воины издревле ходили в бой, совершая чудеса храбрости и самоотвержения. Крест – есть сила, и надобно нам верить в нее и стараться, чтобы она снизошла в нашу душу и сделала бы ее сильною в борьбе со злом». Военные благодарили духовенство, а по окончании службы выстроились всем полком с оркестром возле храма и отдали епископу воинские почести.

Храм служил не только Домом Божьим. Максимилиановская колокольня имела для города утилитарное значение. 100 лет назад с этой высокой точки наблюдали за пожарной безопасностью, высматривали, не появится ли среди крыш опасный дымок. В случае пожара из расположенной поблизости части немедленно выезжали со своими бочками и лестницами екатеринбургские борцы с огнем.

После 1917 года судьба двух Златоустов мало отличалась от участи других храмов города.

В 1920 году община Свято-Духовской церкви заключила с советской властью обязательный договор «о бессрочном, бесплатном пользовании богослужебными предметами». В 1922 году церковь вынужденно отдала государству свои богатства. В переплавку пошла риза с иконы Иверской Богоматери, а ведь эту святыню екатеринбуржцы почитали особенно. Каждую неделю , по пятницам , неукоснительно читался перед ней акафист. Кроме Иверской потеряли свои украшения образа Иоанна Златоуста, св. Антония Печерского, мч. Софии, Иоанна Предтечи и множество других. С плащаницы было снято 84 аметиста и 88 изумрудов. Сами священные изображения, к счастью, не пострадали. Об этом даже составили специальный акт: «… при изъятии церковных ценностей  в Свято-Духовском  и Максимилиановском храмах комиссией от губисполкома под председательством т. Маркова отношение к иконам было бережное, и никаких поломок при выемке икон … не было».

Всего в Златоустах собрали немногим более 10 пудов драгоценных металлов и 234 самоцвета. С этого момента для Свято-Духовской церкви осталось 6 лет истории, а для Максимилиановской колокольни – 8.

В 1928 году закрыли и снесли Малый Златоуст вместе с находившейся рядом часовней. Максимилиановский храм пока еще действовал. В нем в октябре 1928 года освятили левый придел в честь Святого Духа и Иоанна Златоуста. Так пытались восполнить утрату, и оба Златоуста на краткое время соединились.

Существование Большого Златоуста (Максимилиановской церкви) прекратилось в 1930 году. Специальная комиссия постановила: «… приступить к слому и закончить работу к 15 апреля». От храма очень быстро осталась только груда кирпичей.

В настоящее время вместо храмов на перекрестке улиц Малышева и 8 Марта стоят здания бывшего бытового комбината «Рубин» и ДОСААФ. Попытаемся теперь уточнить определения: «вместо» или «на месте». Там, где возвышалась Максимилиановская колокольня, в 1933 году выстроили здание ДОСААФ, тогда его часто называли «Дом обороны». Есть свидетельства, что на это сооружение пошли кирпичи от разрушенной церкви.

Планировалось, что Дом обороны растянется на весь квартал до пр. Ленина и будет целым архитектурным комплексом с обширными спортивными залами, перекрытыми куполом. До конца дело не довели, так как прекратилось финансирование. Значительно позднее перед ДОСААФ оформилась площадь Малышева с памятником революционеру, который установили в 1980 годы. Краеведы считают, что монумент возвышается как раз на месте алтаря Максимилиановской церкви. Точно подтвердить это можно только проведя измерения со старым планом Екатеринбурга в руках. То же самое можно сказать и по  поводу спора о том, стоит ли бывший «Рубин», а теперь средоточие различных офисов и развлекательных центров, на фундаменте Малого Златоуста. Скорее всего - нет, ведь церковь располагалась практически на красной линии Покровского проспекта (ул. Малышева). Это видно на фотографии начала ХХ века. «Рубин» в 1964 году выстроили немного в стороне. Пустырь же, оставшийся после сноса храма, занят сквериком и автобусной остановкой. Впрочем, повторюсь, разрешить спор можно только после сверки старых и новых планов города, сделанной квалифицированными архитекторами и топографами. Исторические источники время, к счастью, для нас сохранило, так что —  было бы желание.  

       

Ольга Бухаркина, завтделом использования и публикации документов ГАСО